Главная » Вечерний Бишкек » Высокопоставленное убийство на дороге

Высокопоставленное убийство на дороге

D762A9D9-BC90-48B5-A3B5-311E875F369F_w1023_r1_s

В пятницу, в суде Московского района был оглашен приговор виновнику автокатастрофы, в которой погибли вице–премьер КР Темир Джумакадыров, его помощник Нурлан Джамгырчиев и водитель Нурбек Муканов.  Это трагическое событие вызвало огромный общественный резонанс и нестихающие споры на тему: кто виноват и что делать?

По иронии судьбы экс–вице–премьер Темир Джумакадыров, назначенный на этот пост в августе и погибший 7 октября 2017 года, до последнего времени лично контролировал борьбу с причинами, вызывающими такое огромное количество аварий со смертельным исходом на кыргызских дорогах.

А 12 сентября 2017–го на одном из совещаний он поручил соответствующим госорганам в месячный срок принять неотложные меры по снижению аварийности в республике, и гибель вице–премьера в ДТП за несколько дней до окончания назначенного срока стала трагической оценкой того, как выполняются такие поручения “госорганами”, в частности милицией и Министерством транспорта и дорог.

Понятно, что глобальную проблему из многих составляющих не решить за месяц, но ЧП с Темиром Джумакадыровым стало глубоко символичным — в стране по–прежнему совершается небывалое количество кровавых автокатастроф, а реальных мер по их предотвращению не ощущается.

Когда рано утром 7 октября стало известно, что в селе Садовом произошло страшное столкновение КамАЗа и внедорожника “Тойота Прадо”, в котором ехал вице–премьер Темир Джумакадыров со своим помощником Нурланом Джамгырчиевым, еще была надежда, что погибли не все. Однако ближе к полудню СМИ сообщили — всех, кто был в “Тойоте”, нет в живых. За рулем джипа находился Нурбек Муканов.

57174_w750_h_rВодитель КамАЗа, 23–летний Таалайбек Афтандил уулу, который по версии следствия в нарушение всех правил выехал на встречную полосу, совершенно не пострадал. Он не скрылся с места происшествия и даже пытался помочь пассажирам искореженного внедорожника. Позже был задержан и взят под стражу на время следствия по решению суда.

Разбирательство по ЧП в связи с высоким статусом жертвы было поручено Главному следственному управлению МВД и с этого момента совершенно засекречено. Следствие проведено в рекордно сжатые сроки, и 8 января 2018 года дело было передано в суд. И только на процессе в Московском районном суде стали известны все реальные обстоятельства происшедшего.

На первом же заседании под председательством судьи Ажибекова Таалайбек уулу Афтандил полностью признал свою вину и рассказал, как все произошло.
Тем утром он ехал в Бишкек и по дороге решил обогнать “Жигули”. Выехал на встречную полосу и тут увидел мчавшийся прямо на него внедорожник. Начал “моргать” ему фарами, но было уже поздно. Пытался вырулить на обочину, чтобы избежать столкновения. Но и “Тойота” повернула туда же… Причем удар был такой силы, что капот КамАЗа и салон “Тойоты” оказались смяты в гармошку, а попавшее на пути многолетнее дерево вырвало с корнем, снесен бетонный столб.

Как показала экспертиза, водитель фуры был трезв. А позже категорически отрицал заказной характер аварии. Такая версия не исключалась, учитывая близость погибшего к “уходящему” президенту страны, стремительный карьерный взлет и работу по организации выборов в республиканском масштабе. Вполне возможно, рассуждали эксперты, Джумакадыров наступал кому–то на пятки или слишком кардинально решал служебные проблемы. Но все–таки при дальнейшем изучении всех обстоятельств ДТП ни подтверждения организованной ликвидации государственного деятеля, ни тем более теракта найдено не было.

Но уже на начальном этапе было возбуждено уголовное дело по статье 281 УК КР “Нарушение правил безопасности дорожного движения при эксплуатации транспортного средства”. И поскольку именно Таалайбек уулу Афтандил на своем тяжелом, груженном пшеницей КамАЗе выехал на встречную полосу, где столкнулся с белым внедорожником и протащил его по трассе порядка 50 метров, он и признан виновным.

Эксперты считают, что это было необдуманным, неправильным решением молодого, неопытного водителя идти на обгон, управляя таким габаритным транспортным средством. И теперь уже трудно ответить на вопрос, была ли у водителя “Тойоты” реальная возможность адекватно среагировать на неожиданно возникшую опасность.

В этом смысле своеобразной сенсацией стало заявление на процессе начальника отдела Государственной судебно–экспертной службы Михаила Сябро. Он дал показания, что эксперты не смогли определить, кто из водителей в какой степени виноват в происшествии.

1035624291Перед экспертами были поставлены конкретные вопросы: имели ли водители КамАЗа и “Тойоты” технические возможности предотвратить ДТП, как должны были действовать оба водителя, какова была скорость обоих машин? На большинство из них ответить не удалось. Тормозной путь, по особенностям которого определяется скорость, оказался настолько неотчетливым, что сделать по нему какие–то выводы не получилось.

Возникли претензии у экспертов и к схеме ДТП — на ней не было зафиксировано взаимного расположения машин, привязки к тормозному пути. Ничего не дал и характер повреждений. Не было и показаний очевидцев, на каком расстоянии находился джип от КамАЗа, когда тот выехал на встречку.

Версия экспертов такова — предотвращение аварии со стороны водителя грузовика зависело от его действий, а со стороны водителя джипа — от скорости, с которой он двигался. Ну а поскольку очевидны только нарушения подсудимого, его вина, как сказал представитель гособвинения на суде, и является полностью доказанной.

На втором заседании 30 января состоялись прения сторон. Адвокат подсудимого подчеркивал, что его подзащитный, 23–летний Таалайбек уулу Афтандил, никого не хотел убивать и неумышленно совершил ДТП. Он признал свою вину и просит прощения. После столкновения пытался спасти людей, которые находились в разбитой машине. Это несчастный случай. Адвокат просил учесть чистосердечное раскаяние подзащитного, его молодость, несудимость и назначить наказание, не связанное с заключением под стражу.

В свою очередь гособвинитель считал, что подсудимый виновен в ДТП с особо тяжкими последствиями, в результате которого погибли вице–премьер–министр Кыргызской Республики, его помощник и водитель. И в связи с этим просил суд назначить тому соответствующее наказание — 11 лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии–поселении.

  • Зачем тебя пережила любовь моя?

33202e4c0370ec4aab05fdccac47d6c3

Огромное впечатление на всех произвело обращение вдовы Темира Джумакадырова Норы Суюналиевой к правительству республики. Это очень личное и в то же время публицистичное послание, поднимающее остроактуальные вопросы борьбы с аварийностью на кыргызских трассах. Нора и Темир были одной из самых красивых и счастливых супружеских пар, которая растила трех дочерей. Она называет его “мой супруг, друг и любовь”. И призывает правительство продолжить реализацию комплекса мер по повышению безопасности дорожного движения в КР из 6 блоков, который подготовил незадолго до гибели и курировал Темир Джумакадыров.

Среди этих, кстати, мер и ужесточение наказания за совершение ДТП со смертельным исходом. Джумакадыров считал, что на законодательном уровне необходимо исключить возможность соглашения сторон, когда виновник, заплатив потерпевшим определенную сумму, оказывается на свободе.

Ольга Дядюченко.
Фото из Интернета.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*