Главная » Вечерний Бишкек » Просто остановилось больное сердце — и чекисты ни при чем
Элби_тойота_экскалибур_внутренняя

Просто остановилось больное сердце — и чекисты ни при чем

 

6829962A-3267-472F-B996-F92592F48333_w1080_h608

Крайне негативную реакцию родственников Абдикерима Гапарова вызвал оправдательный приговор сотрудникам ГКНБ, вынесенный судьей Кымбат Архаровой.

Уже перед заседанием обстановка была накалена до предела: гапаровцы устроили митинг у здания Октябрьского районного суда с плакатами, требуя справедливого правосудия. А после оглашения судьей приговора бурное возмущение семьи Гапарова сопровождалось криками: “Позор!”, “Убийцы!”.

Адыл Гапаров, сын погибшего, тут же заявил, что несправедливый, с его точки зрения, вердикт будет обязательно обжалован.

На самом деле не совсем понятна такая крайняя степень негодования. Ведь трое сотрудников ГКНБ обвинялись вовсе не в убийстве руководителя аппарата КГМА Абдикерима Гапарова. Старшему следователю Замирбеку Суваналиеву, руководившему задержанием Гапарова при получении взятки, было предъявлено обвинение в злоупотреблении должностным положением, а оперуполномоченным Алмазу Мусаеву и Чынгызу Айманбаеву — в халатности.

Но следствию, которое вела Военная прокуратура, так и не удалось убедить суд, что именно определенные действия чекистов вызвали остановку сердца высокопоставленного чиновника медицинской академии.

То, что произошло 25 февраля 2016 года в кабинете Гапарова, по сути было обыкновенной для Антикоррупционной службы ГКНБ операцией по задержанию взяточника с поличным. И стало сенсацией года только потому, что подозреваемый от сильного волнения потерял сознание и через несколько минут скончался.

Конечно, со стороны то, что происходило за закрытыми дверями, было шокирующим для сотрудников КГМА. Они рассказывали во всех СМИ, что в кабинет Гапарова ворвались около 10 человек в гражданской одежде и не пускали внутрь сослуживцев руководителя.

— За дверью раздавались крики и нецензурная брань. Мы говорили силовикам, что они должны провести обыск спокойно, без оскорблений и угроз. Гапаров уже перенес 2 инфаркта, у него были серьезные проблемы с сердцем. Однако нас не слушали, — рассказывал Абибилла Пазылов.

Собственно, на этих и подобных показаниях было построено обвинение. Прокурор просил по 3 года лишения свободы каждому подсудимому с отбыванием наказания в колонии–поселении.

Однако судебное расследование привело к совершенно иным выводам. Кымбат Архарова установила, что не выявлена связь между смертью Гапарова и действиями подсудимых. Он умер от сердечного приступа, который могло спровоцировать эмоциональное напряжение при задержании.

Сотрудники ГКНБ не могли заранее знать, что состояние здоровья Гапарова резко ухудшится, они лишь выполняли свои обязанности. Смерть была внезапной, и эксперты подтвердили, что при наличии тех болезней, которые были у Гапарова, он мог умереть в любой момент.

Судья учла и то, что чекисты вызвали врачей, работников КГМА и пытались помочь умирающему.

Так сотрудники ГКНБ были оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Ольга ДЯДЮЧЕНКО.
Фото из Интернета.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*