Главная » Вечерний Бишкек » Наши в России: сурдоперевод москвички Джамили в соборной мечети

Наши в России: сурдоперевод москвички Джамили в соборной мечети

1. Сагыналиева со своим словарем.Ее специальность — из разряда довольно редких и посильных далеко не каждому. Ведь сутьне в овладении специфическими знаниями и навыками, а в наличии душевных качеств, необходимых для служения избранному делу. И это невозможно без способности сопереживать чужой беде, бескорыстного стремления помогать тем, кто нуждается в особой помощи. Таким подвижническим даром судьба одарила и тифлосурдопереводчика Джамилю Сагыналиеву, председателя единственного на сегодня в Москве “Духовно– просветительского центра мусульман с нарушениями слуха и зрения”.

Сколь много в этих жестах!

Как поясняет словарь, тифлосурдопереводчик — это лицо, владеющее языком общения со слепоглухими гражданами, основанным на тактильном взаимодействии. И это, конечно, не та профессия, о которой мечтают с детства. Но именно в детском возрасте Джамиля подружилась со сверстниками, которым приходилось общаться друг с другом только при помощи жестов. В тогдашнем городе Фрунзе семья Сагыналиевых проживала неподалеку от специализированной школы № 21 для слабослышащих и глухих детей.

— Я училась в обычной школе, но мне почему–то очень захотелось постигнуть мир этих ребят, понять, как они живут, как они ощущают себя в окружающей жизни. Познакомилась со многими, стала в чем–то помогать им, самостоятельно изучать язык жестов. В старших классах немного подрабатывала и на профильном учебно–производственном предприятии. Практику получила хорошую, но не хватало профессиональных знаний. Из разговоров с преподавателями узнала о существовании Ленинградского восстановительного центра, где готовят сурдопереводчиков, — специалистов, занимающихся переводом на жестовый язык. Я поступила туда после окончания школы, в 1987–м, — рассказывает Сагыналиева.

Она была одной из лучших студенток, а окончив учебу, осталась работать в Ленинграде по специальности. Молодую, способную переводчицу активно приглашали на различные мероприятия, где требовалось ее умение. А затем Джамилю позвали в Москву, в Театр мимики и жеста, первый в мире профессиональный театр глухих актеров.

— Среди слепоглухих — представители разных национальностей, вероисповеданий, и я также работала в православных храмах, синагогах, мечетях, куда всегда устремляется немало людей с ограниченными возможностями, — продолжает Джамиля Сагыналиева. — Мусульмане с нарушениями слуха, речи и зрения, посещавшие мечети, просили помочь в получении исламских знаний, в освоении жестового языка. И я решила, что обязательно займусь этим.

Но приступить к исполнению задуманного Джамиле удалось лишь после окончания медресе и Московского исламского института. В методике преподавания очень помогла Юлия Замалетдинова, дипломированный психолог в области работы с людьми с нарушениями слуха.

На помощь пришло и мусульманское духовенство Москвы. В октябре 2012 года в российской столице, при мечети на Поклонной горе, начали действовать первые курсы для изучения арабского языка и чтения Корана слепоглухонемыми людьми. В дальнейшем такие же курсы были образованы при Московской соборной мечети Мира. Это главный на сегодня мусульманский храм в российской столице, где могут одновременно совершать молитвы 10 тысяч верующих. Торжественная церемония открытия его в сентябре 2015 года, после десятилетней реконструкции, проходила с участием президента РФ Владимира Путина, глав и делегаций ряда государств ближнего и дальнего зарубежья, в том числе Кыргызстана.

— Сегодня такие курсы готовятся к открытию при мечетях и в некоторых регионах России, — сообщила Сагыналиева. — Своей методикой преподавания мы готовы делиться со всеми желающими. Остальное зависит от самих учащихся, их старания. На примере наших групп видно, как, начав с нуля, менее чем за полгода люди могут научиться многому. Они учатся в институтах, работают, занимаются спортом. Они полноценные мусульмане и полноценные люди.

Обыкновенные подвижники

На базе курсов при Московской соборной мечети усилиями Джамили и был создан “Духовно–просветительский центр мусульман с нарушениями слуха и зрения”. Финансовой поддержки у него нет, поэтому в нем работают только энтузиасты, денег за свой труд они не получают. И некоторые потом уходят. Но, как правило, вовсе не по финансовым причинам.

— Кому–то не хватает профессиональных навыков, а кто–то просто не выдерживает, — признается председатель центра. — Тяжелая работа, в том числе и в психологическом плане. Особенно при работе со слепыми и слепоглухими требуются огромное терпение, настойчивость. К нам привозят и колясочников — людей без ног, приходят другие инвалиды, незрячие, пользующиеся тросточкой.

Ближайшие сподвижники Сагыналиевой сегодня — костяк ее команды: психолог Мурат Маратов, преподаватель арабского языка Армиля Муратова, а также Айша Каримова, которая воспитывалась в семье глухих и хорошо владеет языком жестов, волонтер Байтемир Умаров и еще несколько человек. Сама Джамиля Сагыналиева также знает арабский, российский и международный жестовые языки. Она по–прежнему работает по приглашениям, консультирует по Интернету, по скайпу. Рекламы не дает, на это нет средств. Но к ней все равно не зарастает народная тропа. Про эти курсы и центр узнают через сарафанное радио, через тех, кому она здесь еще 1980–1990–е помогала, а те уже своих детей направляют. Приезжают и целыми семьями.

— Мы никому не отказываем. Несмотря на все трудности, расширяемся и надеемся, что скоро наш центр будет преобразован в благотворительный фонд, — делится планами Джамиля Сагыналиева.

А трудности эти не только экономического или психологического характера, и обусловлены не только профессиональной, но и не отделимой от нее общественной, благотворительной деятельностью. Ведь в круг забот руководителя Духовно–просветительского центра мусульман, которые она сама для себя обозначила, входит и организация досуга своих подопечных, решение их бытовых и иных вопросов. Все подчинено одной, но главной цели — чтобы эти люди в меньшей степени чувствовали свою физическую уязвимость и как можно полнее ощущали радость жизни.

— За то, что делают Джамиля Сагыналиева, ее добровольные помощники, — низкий поклон им. Их очень непростой, но самоотверженный и благородный труд нуждается во всемерной поддержке, — считает президент ОКК Кубанычбек Кожоев.

На общем языке

Большое достижение Джамили Сагыналиевой — недавнее издание пока еще единственного в своем роде “Словаря жестов исламской тематики в русском жестовом языке”.

Словарь подготовлен при поддержке неслышащих мусульман, а также профессиональных психологов, переводчиков и педагогов, разработан с учетом правил лексики и грамматики русского жестового языка и вместил более 200 терминов исламской тематики. Идея, которую в течение долгого времени вынашивала одна из главных создательниц этой книги Сагыналиева, наконец воплотилась в жизнь. Но останавливаться на достигнутом она с коллегами не собирается.

— Глухие и слабослышащие мусульмане не могут нормально участвовать в общественной жизни, получать исламское образование из–за нехватки сурдопереводчиков при мечетях и религиозных организациях, налаженных культурных и духовных связей. И при отсутствии общего жестового языка. Существуют различные виды таких языков: арабский, турецкий, английский и другие, даже международный, между ними есть и общее, и разница, подчас весьма заметная. А мы ставили задачу — выработать универсальный язык по исламской тематике, понятный представителям различных национальностей. Словарь, конечно, будет дополняться, совершенствоваться и переиздаваться, — заявляет Джамиля Сагыналиева.

— В России очень много глухих из Кыргызстана. И то, как хорошо они подготовлены к жизни, способны трудиться, создавать семьи и заботиться о них, свидетельствует о качестве такой подготовки в республике. Так считают специалисты не только России, но и других стран, где живут и работают кыргызстанцы. Слепым, конечно, приходится труднее, но и они не опускают руки. А глухие, плохослышащие активно стремятся интегрироваться в российское общество. И мы помогаем им не только в плане налаживания коммуникаций, но и в поиске работы, жилья, при поступлении на учебу. Девушки, женщины трудоустраиваются на швейные производства, ребята, мужчины — на строительные и некоторые другие объекты, — рассказывает Джамиля Сагыналиева.

Приходится Джамиле взаимодействовать и с миграционными, социальными службами, с правоохранительными органами. А также решать сугубо специфические задачи, например, содействовать в приобретении слуховых аппаратов.

В данный момент она занимается оформлением протеза для девушки–инвалида, потерявшей руку.

— Все мои подопечные для меня как большая семья, и она постоянно требует безотлагательной заботы! — говорит Джамиля.

  • помогай…— На аренду залов денег нет, но прошу посодействовать, звоню, договариваюсь, пишу письма в разные инстанции и организации, — говорит Сагыналиева.— И нам идут навстречу, где–то за небольшую плату, где–то вообще безвозмездно. Так, каждый год администрация ВДНХ бесплатно каток предоставляет. А летом — велосипеды на прокат.

    На них и слепые, и слепоглухие катаются. Или же глухой управляет велосипедом, а слепой позади на багажнике усаживается. На турбазу в подмосковном городе Дмитрове выезжаем с группой наших молодых людей на зимние каникулы. Посещаем Москвариум, Третьяковку, другие столичные музеи. В том числе — Музей кочевой культуры, его руководитель Константин Кусин знает нас, он бывал и в Кыргызстане.

    Помогают и общественные объединения некоторых диаспор, представленных в Москве. Особый респект — Общероссийскому кыргызскому конгрессу (ОКК), его руководителю Кубанычбеку Кожоеву.

  • о чем мечтает Джамиля?— Жалею, что нам не удалось в 2017 году на Всемирных играх кочевников побывать. Тридцать человек, среди них и кыргызстанцы, были готовы, потратив свои пенсии и сбережения, отправиться, но я не успела оформить выезд. Может, в 2018 году все же получится? — мечтает Джамиля.
    Евгений ДЕНИСЕНКО,
    Москва.
    Фото автора.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*