Главная » Вечерний Бишкек » Демоны и гении Ренессанса Центральной Азии

Демоны и гении Ренессанса Центральной Азии

nepro1

В ближайшее время в Бишкеке с участием руководителей республики и автора из США планируется презентация необычной книги. Спешим рассказать о ней читателям “Вечернего Бишкека”!

В нынешнем году в Москве вышел в свет русский перевод исследования американского политолога Фредерика СТАРРА, оно имеет название “Утраченное Просвещение: Золотой век Центральной Азии от арабского завоевания до времен Тамерлана”. В Бишкеке издан кыргызский перевод книги. Охвачен период в семь столетий (IX — XV века).

Об авторе надо сказать, что он перенял эстафету от двух корифеев мировой геополитики — Збигнева Бжезинского и Генри Киссинджера.

Сегодня наша Центральная Азия входит в число отсталых регионов планеты, но здесь имел место свой Золотой век, наступивший после арабского завоевания.

И это не миф — влияние на мировую историю было огромным, что и показал Старр во всем блеске, обозначив период восточным Просвещением, которое наступило раньше аналогичного периода на Западе. Применительно к Европе есть термин “Ренессанс”, которым обозначили знаменитую эпоху Возрождения, представленную Леонардо да Винчи, Рафаэлем, Рембрандтом и целой плеядой гениев (XIV — XVI века), период в 300 лет, а эпоха европейского Просвещения пришла после этого (в XVII веке).

Такой же Ренессанс был и в Азии (тоже в течение 300 лет), но раньше на два столетия (X — XII века). Что касается эпохи азиатского Просвещения, то таковой здесь просто не было, ибо Ренессанс здесь сменился исламской догматикой. Если на Западе с главного пьедестала жизни свергли Бога и поставили на его место Человека (он здесь по сей день), то на Востоке пьедестал занял Аллах, заменять его не стали (стоит до сих пор).

В книге Старра представлены персоны мирового уровня — Хорезми, Фараби, Бируни, ибн Сина, Хайям и плеяда их последователей.

Ценность исследования автора и в том (точнее сказать, прежде всего в том), что он детально представил человека, ставшего злым “демоном” мусульманского мира, оказав разрушающее влияние на идеологию региона. Это Мухаммед аль–Газали (1058–1111), его книга “Самоопровержение философов” (более точный смысл — “Крушение философов”) представила науку в качестве самой главной опасности для исламской веры.

Да, наука во все времена была смертельно опасной для всех религий, в этом он прав, но это есть правда Мефистофеля, правда князя Тьмы. Газали узаконил суфизм и вытеснил разум и логику, с него началась цензура у мусульман, вот его слова:
— Надо закрывать доступ к чтению книг, написанных заблудшими людьми, надо удерживать людей от чтения вероломных книг философов! В список “вероломных” попали Аристотель, Платон, Сократ, Фараби, Бируни, ибн Сина, Хайям. Против такой инквизиции выступил ибн Рушд, раскритиковав Газали в книге “Опровержение опровергателя”.

Казалось, дана отповедь мракобесию, но в исламском мире это проигнорировали, а в Европе приняли с восторгом (там его знают под именем Аверроэс).
Газали и Хайям жили в одно время, учились в одном городе Нишапуре (Иран), работали в Мерве (Туркмения), куда их пригласил султан Ахмад Санжар. Столкнулись они жестко, главным врагом веры Газали обозначил ибн Сину, которого Хайям боготворил и отвечал противнику стихами:

Много ль проку от наших молитв и кадил,
В рай лишь тот попадет, кто не в ад угодил.
Лучше пить и красавиц ласкать,
Чем в молитвах спасенья искать.

“Золотая эпоха” Центральной Азии завершилась Улугбеком (в переводе Великий Бек), так прозвали Мухаммеда Тарагая (1394 — 1449), внука Темирлана.
Правил Улугбек всего два года (был убит собственным сыном), а прославился на все века. Построил в Самарканде обсерваторию, основал библиотеку, финансировал учебу 10 тысяч студентов, открыл медресе, на дверях которого написал слова пророка: “Стремление к знаниям — обязанность каждого мусульманина”. В тексте Корана именно таких слов нет.

В книге Старра представлен и сугубо тюркский аспект с проецированием на кыргызов, дана информация о Манасе, Жусупе Баласагыне, Махмуде Кашгари, описана Таласская битва 751 года арабов с китайцами.
Грозный султан Махмуд Газневи был из тюркского племени, родом из прииссыккульского Барсхана, его отца звали Себук–тегин. Титул “султан” начался с Махмуда, он создал военную машину из 100–тысячного войска и называл себя “тенью Аллаха на земле”. Охотился за головой ибн Сины, но безуспешно. Автор поэмы “Шахнаме” Фирдоуси работал при нем в течение 30 лет, так и не получив обещанную оплату за свой грандиозный труд.

К истории тюрков относится и взятие монголами города Отрара (ныне территория Казахстана). Он располагался на берегу Сырдарьи, был одним из торговых центров региона. Входил в состав Хорезма, которым управлял шах Алауддин Мухаммед II из династии тюрков.
К началу XIII века это было самое мощное государство в исламском мире. Власть хорезмшаха была сильнее власти арабского халифа. Шах послал делегацию торговцев к Чингисхану, тот принял их дружелюбно, отправил к ним свою делегацию — караван из 500 верблюдов с послами и торговцами.

Монголы дошли до Бухары, купили там товары, а на обратном пути остановились в Отраре. И тут наместник шаха совершил то, что Чингисхан никому не прощал, — чиновник самоуправно обвинил делегацию в шпионаже, послов обезглавил, а торговцев казнил. Товары, естественно, присвоил — ради них и пошел на злодейство. Это привело к катастрофе всю Центральную Азию.

Один из погонщиков верблюдов выжил и доложил монголам о случившемся. Чингисхан потребовал, чтобы шах Хорезма выдал ему своего наместника в Отраре, но тот этого не сделал, на что были свои причины. Наместника звали Ыналчык, был он из рода кыпчаков и приходился родным братом матери шаха. Мать не позволила сыну наказать своего дядю, он пошел у нее на поводу и пожертвовал судьбой государства. Вот уж поистине, как говорил Наполеон, достаточно одного негодяя, чтобы уничтожить все государство.
Осенью 1218 года Чингисхан привел сюда свое войско, после 5 месяцев осады Отрар был взят. Воинов убили, жителей вывели в поле и уничтожили, город сожгли дотла. Наместнику влили в горло расплавленное серебро. Такой была расплата, и с этого началось завоевание всех других городов региона.

Те из них, которые сдавались без боя и признавали власть монголов, остались целыми, Чингисхан их не трогал, жители платили дань, а местные воины вливались в армию монголов. К примеру, восточные уйгуры сразу подчинились ему, поэтому их города не пострадали.

Разрушалось все, где оказывалось сопротивление. Мощная ирригационная система Центральной Азии была уничтожена — монголам нужны были пастбища для скота, а не орошаемые поля земледельцев. Но регион выстоял, не стал придатком империи Чингисхана, не растворился в Великой степи, наоборот, здесь растворились те монголы, которые остались править.

Последним всплеском Ренессанса в Центральной Азии стал Алишер Навои (1441 — 1501), продолжатель традиции Махмуда Кашгари и Жусупа Баласагына, которые открыли путь для тюркского языка. На этом языке он написал поэму “Язык птиц”, под его влиянием находились все тюркоязычные творцы, в их числе и кыргызский акын XIX века Молдо Кылыч, автор поэмы “Пир беркута”.

В качестве итоговой позиции Фредерик Старр выдвигает три аспекта истории региона — расцвет, упадок, перспектива.
Конечно, прошлое не замыкается, а проецируется, такова извечная логика связи времен. При этом очень важно осмыслить пройденное в контексте плюсов и минусов. Суфизм стал врагом науки, стал для мусульман духовным “лекарством”, которое заглушило ум и выпятило интуицию.

В этом был главный минус, он есть, он длится веками, что можно показать на количественной раскладке лауреатов Нобелевской премии в сфере науки, где среди ученых из исламского мира фигурирует едва ли не единственное громкое имя — Абдус Салам, физик–ядерщик из Пакистана. Это к вопросу о результате “триумфа” праведной веры. Да, мусульманский Ренессанс подготовил почву для европейского, но после этого растворился в нем, как призрачный караван. Восток остался в рамках религии. Запад вышел.

А плюс в том, что мрак не бывает вечным, из него появляется луч света, и если он пробился однажды, то обязательно возвратится на то место, которое дало миру гениев. Прогресс к нам вернется. В это верит Запад в лице Фредерика Старра. В это верит Центральная Азия в лице потомков Фараби и ибн Сины, потомков Жусупа Баласагына и Навои.

Кубан МАМБЕТАЛИЕВ,
доктор филологических наук, экс–посол КР в Великобритании.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Не пропустите

korrup12

Залкар Акназаров: Честности не учат, она воспитывается

  «Вечерка»,  взяла интервью у заместителя начальника управления по противодействию коррупции и надзору за исполнением ...