Недавно кыргызстанская журналистка Эльнура Алканова опубликовала на сайте агентства «Фергана» свой видеоролик, в котором речь шла, в частности, о нынешнем премьер-министре Сапаре Исакове. Она утверждала, что молодой премьер замешан в историях с коррупцией. Звучало эффектно, хотя с первого взгляда было заметно, что многие выводы притянуты за уши. А что выяснится при более внимательном рассмотрении?

Пропавший одноклассник

В данном ролике много говорится о некоем банкире Темире Рыскулове, которому Исаков якобы содействовал в приобретении земельного участка и вообще «встречается с ним не реже раза в неделю», поскольку это его бывший одноклассник. К вопросу об участке мы еще вернемся, но про одноклассника — правда ли это?

Вообще-то даже если б они и были одноклассниками, это не доказывало бы ровно ничего. Мало ли кто с кем двадцать лет назад учился. Но в данном случае история про одноклассника является чистым, беспримесным вымыслом.

Сапар Исаков учился в школе-гимназии номер 16 в городе Ош. Алканова нашла его бывшую учительницу математики. Соврала ей про цель ее репортажа. Не очень красиво, но ради расследования чего не сделаешь. Исакова учительница помнила, но фамилию Рыскулов не слышала. А по фотографии – вроде бы похож на кого-то… Нормальный журналист сделал бы из этого вывод: в лучшем случае непонятно, то ли учился Рыскулов у нее, то ли нет. Журналист-расследователь делает вывод: конечно, учился! Ничего, что в школе 1800 учеников, что дело было четверть века назад. Ну, а если без «ничего»?

В школе хранятся материалы из классных журналов (их положено хранить полвека). Я также не поленился слетать в Ош, эти материалы изучить. Не было там никакого Темира Рыскулова в 16-й. В книге выдачи школьных аттестатов за 1984-2001 годы он также не фигурирует. Может, учился в параллельном классе? Да нет же, ни в параллельном, ни в перпендикулярном.

Потому что они вообще учились в разных городах. Вот в документах школы-гимназии номер 5 в Бишкеке все документы о будущем председателе Совета директоров БТА банка Темире Рыскулове сохранились. Включая его личное дело. Рыскулов проучился там с первого класса до выпускного. То есть с Исаковым быть одноклассником в принципе не мог.

«Бесценный» участок

Теперь по существу претензий журналистки. Она утверждает, что участок с недостроенными коттеджами «Идеал Хаус» был приватизирован «за бесценок», и что к этому может быть причастен премьер. Давайте разберемся.

Этот коттеджный поселок строили для себя когда-то члены семьи Бакиевых, президентский сын Максим Бакиев. Временное правительство его национализировало, потом пыталось продать. Было аж семь попыток провести аукцион, но они срывались. Может быть, потому, что жить рядом с государственной резиденцией – не такое уж и счастье? Но госпоже Алкановой такая мысль в голову не пришла. А жаль.

19 сентября нынешнего года аукцион, наконец, состоялся, участок с недостроем был продан за сумму около 2 миллионов долларов. Что можно сказать об этой цене? Удивительно, что хоть кто-то на нее согласился.

Эльнура Алканова утверждает: «Вся инфраструктура коттеджного городка – электроэнергия, водопровод, отопление и газификация – привязаны к находящейся по соседству государственной резиденции». Ага, привязаны… Только вот не было и нет никакого разрешения владельцам участков пользоваться водопроводом, канализацией и другими сетями президентской резиденции, подключаться к ним. Его, очевидно, никогда и не будет – из соображений безопасности первых лиц государства.

То есть, конечно, останься Бакиев у власти – никаких проблем у VIP-дачников бы не возникло. Но фамилия действующего президента несколько иная, так что проблема с коммуникациями приобретает характер неразрешимой…

Вообще-то перед аукционом проводилась оценка стоимости участка независимым оценщиком, фирмой «Капитал плюс», отобранной для этого через конкурс. Вот с ней бы и поговорить «расследовательнице». Потому что в документе, подготовленном фирмой-оценщиком, есть длинный перечень факторов, снижающий стоимость лота.

Талантбек Самаков, руководитель «Объединения кыргызских оценщиков», делавший экспертизу заключения «Капитал плюс» (с выездом на место, кстати), утверждает, что на участке, о котором идет речь, все строительные объекты не прошли консервацию. Их просто бросили в 2010-м. И в результате теперь новым хозяевам придется сносить большую часть из того, что построено – оно пришло в полную негодность. И строить потом заново. Неудобство, расход денег.

И так далее, неудобств море, включая, кстати, полное отсутствие проектно-сметной документации по коттеджному поселку и оформленных разрешений, включая правильную трансформацию земли – а ведь их подготовка и оформление тоже требуют времени и денег…

Кстати, любопытную подробность отмечают в Фонде госимущества: двух-трех и более этажей на территории, примыкающей к госрезиденции, никто построить никогда не разрешит. Опять-таки из соображений безопасности охраняемых лиц. То есть максимум, что смогут себе позволить будущие владельцы участков – одноэтажные домики. Великолепная перспектива, правда? Просто «идеал».

То, что делает Э.Алканова, пытаясь сравнить цену на прошедшем аукционе и цены на уже построенные и предлагаемые к продаже элитные особняки, оснащенные коммунальными сетями– просто некорректно. При этом она еще ссылается на некую женщину, отрекомендованную как эксперта. Объективность ее «экспертизы» ясна из одной фразы: «По цене не могу оценку дать, цена заниженная, на мой взгляд». Великолепная логика: не могу оценку дать, но дам! Занизили!

При чем тут Сапар Исаков?

Однако помимо несуществующего одноклассника у журналистки есть еще одно «доказательство» связи между С.Исаковым и Т.Рыскуловым. Она утверждает, будто именно в момент совершения сделки по коттеджам на работу в БТА банк был принят брат Сапара Исакова Капар, что «подозрительно». Это опять-таки случай так называемого вранья.

Капар Исаков был принят в банк еще в феврале, в то время, когда его брат даже не был руководителем аппарата президента КР – только лишь замом. И предсказать его дальнейшую карьеру накануне выборов президента могла только гадалка с волшебным шаром.

Как сообщил мне председатель правления банка Мурат Кунакунов, чьим советником Капар Исаков является, с Рыскуловым по работе Капар Джумакадырович никак не пересекается, у них разные сферы ответственности. Кстати, странно, что за комментарием о К.Исакове Алканова звонила не ему, а Рыскулову. Или она не в курсе, что председатель правления и председатель совета директоров – две разные должности?

Но вернемся к пресловутой сделке. Абстрагируемся от вопроса цены. Мог ли Сапар Исаков даже при горячем желании повлиять на исход аукциона, проводимого Фондом госимущества? Давайте откроем газету «Эркин Тоо» за 18 августа 2017 года. В этот день было опубликовано постановление коллегии ФГИ КР на проведение тендеров по нескольким приватизируемым объектам, включая «Идеал Хаус».

А вот Сапара Исакова премьером страны парламент утвердил только через неделю, 25 августа. Каким образом Исаков мог повлиять на условия тендера, которые были утверждены за неделю до его избрания? Если допустить, что на них кто-то влиял – почему именно он? У Эльнуры Алкановой в этом месте в расследовании зияющий провал.

Когда Исаков стал главой правительства, все условия, включая стартовую цену и форму торгов, шаг аукциона, были уже не просто утверждены – опубликованы для участников, и пересмотру не подлежали.

Аукцион прошел 19 сентября. Заявок за месяц поступило две. Теперь еще один вопрос: каким образом Исаков мог повлиять на итоговую цену на открытом аукционе? Что, у кого-то незаконно не приняли заявку? Не было такого, утверждают сотрудники ФГИ. Или объявление о конкурсе держали в секрете? Так вот же газеты. Борьба была честной, шаг аукциона составлял 3 миллиона сомов. Так как же премьер влиял? Совершенно ясно, что никак. Если у Э.Алкановой есть объяснения для этого загадочного механизма влияния на аукционную комиссию и участников торгов, пусть расскажет общественности. Пока она этого сделать не сочла нужным.

Была названа фирма-победитель «ВостокТехКомплект», она перевела средства на счет ФГИ. «Эксперт», привлеченный Алкановой, выдает по этому поводу очередной перл: ну, заплатила, а вот могла ли эта фирма сама их заработать? Надо разобраться, какое происхождение денег. Ну, знаете… В чужом кармане деньги считать – этак ни одного объекта не приватизируешь. Может, заработала, а может, кредит взяла – кому какое дело? У государства к ней претензий нет, иначе к аукциону бы не допустили.

Аффилирован ли «ВостокТехКомплект» с кем-то из акционеров или руководителей БТА банка или нет, мне в данном случае также абсолютно все равно. Главное, что это не государственное предприятие и не госучреждение – то есть закон полностью соблюдается. Это банку не все равно, поскольку в «расследовании» размахивают украденными у него внутренними документами, доказывая эту аффилированность. Что не понравилось бы ни одному банку мира. И поэтому банкиры написали в Финпол заявление по факту разглашения коммерческой тайны (а все сотрудники банка при приеме на работу подписывают договор о конфиденциальности, так что правонарушение налицо).

Восставший из мертвых

Но расследовательница продолжает срывать покровы и говорить о связях премьера Сапара Исакова с людьми из БТА банка. Она демонстрирует фотографию из интернета, на которой, по ее словам, Кенес Ракишев, якобы акционер банка (нет такого акционера в кыргызстанском БТА банке, он если и акционер, то, возможно, в казахском БТА – прим. А.В.), и некто Анвар Габбазов вместе изображены на Всемирных играх кочевников в 2016 году.

Зловеще сообщается, что Анвар Габбазов – брат криминального авторитета Рустама Габбазова. А дальше журналистка начинает вдруг говорить о том, что на трибуне Всемирных игр кочевников был… и сам Рустам Габбазов. Я просто своим ушам не поверил. Еще раз повторю, она это сама заявляет, находясь в кадре, дважды, в твердом уме и ясной памяти.

Дело в том, что 13 лет назад Рустам Габбазов был похищен в Подмосковье людьми, замаскировавшимися под сотрудников силовых структур, и с той поры его никто не видел. То есть можно быть уверенным, что его похитили и убили представители криминала. Если он и правда оказался живым и в Кыргызстане, и Алканова его здесь наблюдала – пусть чем-то докажет. Или честно признает, что «зарапортовалась», перепутав братьев.

Что же касается Анвара Ильшатовича. Который, кстати, носит фамилию не Габбазов – возможно, специально, чтобы его ни с кем не путали. У этой семьи трудная судьба, ее глава, Шат-акя, как его уважительно называли в уйгурской диаспоре и вне ее, Ильшат Габбазов, был хорошо известным предпринимателем, но пал жертвой киллеров в Бишкеке. Его сын Анвар также имеет в Кыргызстане серьезный бизнес. Ни с какими криминальными группировками лично не связан, а если Алканова думает иначе – опять-таки пусть даст доказательства. Зато Анвар Ильшатович занимается широкой благотворительностью, в том числе помогает мечетям. А что там было полтора десятка лет назад с его погибшим братом, какая теперь разница?

Эти люди, как и сам БТА банк, насколько мне известно, сделали весьма крупные пожертвования в фонд поддержки Всемирных игр кочевников, мероприятия, очень значимого для международного имиджа Кыргызстана. Они себе на этом пиар не делали. Но не пригласить их после этого на трибуну соревнований на открытие Игр было бы верхом невежливости.

Однако Э.Алканова активно фантазирует на тему того, о чем они могли говорить с Сапаром Исаковым при встрече. Ну, конечно же, о том, как при приватизации доли государства в банке отдать ее действующим акционерам, казахскому БТА банку!

На самом деле, разговора такого быть не могло просто потому, что для него отсутствует предмет. Об этом говорит, если выражаться языком Э.Алкановой, «один другой факт»: в законодательстве КР четко определен порядок продажи доли в закрытом акционерном обществе (а в Кыргызстане БТА банк имеет правовую форму ЗАО). А именно: если владелец пакета акций хочет продать его, то в первую очередь обязан предложить опцион на выкуп другим имеющимся акционерам. То есть главный акционер, казахстанский БТА в любом случае имеет «право первой ночи». Все, точка. Нечего тут обсуждать. И тем более советоваться с чиновниками.

Сухой остаток

Об Алкановой восторженно пишут в оппозиционных СМИ: «Эльнура Алканова попала в журналистику совершенно случайно и буквально сразу – тоже случайно – начала заниматься расследованиями. Потом получила счастливый билет – победив в международном конкурсе, попала на стажировку в головной офис Центра по исследованию организованной преступности и коррупции в Сараево, где работала с лучшими в мире журналистами-расследователями».

Не будучи лично с ней знакомым, не берусь судить о мотивах ее действий. Допускаю, что ею движет искреннее стремление к справедливости. Но это стремление не оправдывает попыток притянуть факты за уши в интересах «расследования». Напомним еще раз:

«Сапар Исаков и Темир Рыскулов – бывшие одноклассники» — ложь.

«Брат Сапара Исакова Капар Исаков был принят в банк БТА в момент заключения сделки по участку земли у госрезиденции» — ложь.

«Сапар Исаков по этой причине помог Рыскулову победить в аукционе на этот участок земли» — бездоказательное обвинение.

«Цена участка на открытом аукционе была заниженной» — ложь.

«Криминальный авторитет Рустам Габбазов присутствовал на Всемирных играх кочевников» — ложь.

«Сапар Исаков обсуждал с акционерами БТА-банка вопрос приватизации госпакета акций банка» — бездоказательное обвинение.

Не многовато ли для одного «расследования»?

Видимо, в Сараево ей не объяснили простую вещь. Не каждый, кто сливает журналисту-расследователю материалы, имеет своей целью восстановление мировой справедливости. Как раз наоборот, обычно при этом преследуются личные и довольно корыстные цели. Ну, например, выгнали с работы из банка за попытку требовать откат с клиента, или еще за что-то неблаговидное – и хочется отомстить. Следовательно, соврать для такого источника, представить передернутые факты – это просто элементарно.

Сапару Исакову сейчас нелегко. Он только начинает наводить порядок в различных сферах, в том числе на таможне, где этому вовсе не рады. А после таких публикаций начинаются заявления в парламенте: «Если подтвердится, он должен уйти в отставку!» Вот именно, если подтвердится. А если нет?

Кто-то дал неопытной расследовательнице информационную гранату. Расследовательница с гранатой – тревожное сочетание. Самой проверить факты, видимо, не хватило профессионализма и опыта. Вот и получилось, что она обвинила премьера в связях с человеком, которого «он даже не знает» (так на днях выразился С.Исаков на встрече с журналистами).Мне кажется, ей стоило бы просто по-человечески извиниться. И заняться чем-то другим, а не срыванием покровов.

Алексей Василивецкий, журналист

Документ из 16-й школы-гимназии в Оше, оценки Сапара Исакова

Домыслы на вымыслах. Об одном журналистском расследовании

Личное дело Т.Рыскулова из школы номер 5 в Бишкеке