Главная » Экономика » Тилек Токтогазиев о настоящем и будущем тепличного бизнеса в Кыргызстане

Тилек Токтогазиев о настоящем и будущем тепличного бизнеса в Кыргызстане

Тилек Токтогазиев о настоящем и будущем тепличного бизнеса в Кыргызстане

Наш собеседник − интеллигентный Тилек Токтогазиев, глава агрохолдинга «Жашыл Чарба», понимающий душу растений и ратующий за гармоничное сосуществование с природой.

Почему, имея образование по международным отношениям, вы выбрали работу, связанную с агробизнесом?

— Наверное, это любовь к природе, которую вложила в меня моя мама. В пятилетнем возрасте она водила меня на ранние утренние прогулки. Я пил росу с травы, видел рассвет, благодарил солнце за тепло. Я ощущал себя с природой единым целым. Я люблю наблюдать за растениями, понимать их душу. И это еще больше меня увлекло, когда я решил заняться тепличным делом.

— Вы не похожи на агрария.

— Ну да. При слове «фермер» у многих возникает ассоциация с человеком, который в грязной одежде с мотыгой в руках работает в поле. Мир меняется, и меняются понятия. Сегодня фермер вполне может сидеть в офисе с ноутбуком и управлять своим бизнесом. Сегодня весь процесс агробизнеса можно автоматизировать и управлять им, сидя в просторном, светлом кабинете. Благодаря съемкам с дронов и используя передовые технологии, вести топосъемку местности, видеть, где не хватает какого-либо удобрения. А далее задать трактору определенный алгоритм, по которому он по заложенной программе определит, на каком участке необходимо что-либо сделать именно на этом квадратном метре: прополоть, выдать то или иное количество необходимого удобрения. Может, и при виде меня вы подумаете, что я типичный представитель офисного планктона, но уверяю вас – это не так. Я возглавляю агрохолдинг «Жашыл Чарба». Мы занимаемся строительством теплиц под ключ, проводим семинары. Согласитесь, как я могу обучать людей и говорить им, что надо делать, если сам не буду знать, как строить теплицу, как готовить грунт и делать грунтовую смесь, как выбирать правильные семена и удобрения, знать систему отопления, вентиляции и орошения. Все, чем мы делимся с людьми, мы апробировали или уже внедрили у себя.

— И как обстоит дело с теплицами у нас в стране?

— По данным Нацстаткома, на июнь 2016 года в Кыргызстане имеется 676 тепличных хозяйств на территории 65 га производительностью 1 тыс. 28 тонн продукции в год. В сумме ежегодно в Кыргызстане выращивается около 800 тыс. тонн более 20 видов овощных культур на площади 43 тыс. га. Средняя урожайность продукции на 1 га равняется 182 центнерам. Это официальная статистика. Но объем продукции, которую мы сейчас выпускаем, не покрывает потребности нашего рынка. Ее недостаточно. Вне сезона, когда мы получаем урожай не с полей, а только с теплиц, мы обеспечиваем внутренний рынок только на 10%. Все остальные 90% – импорт.

По всему СНГ у нас порядка 4 тыс. гектаров теплиц. Для сравнения: в одной только Турции 26 тыс., в Израиле 49 тыс., в Испании 52 тыс. гектаров. То есть в этих странах в десятки раз больше теплиц, чем на пространстве Содружества. Кыргызстан имеет богатое разнообразие продукции растениеводства – в основном это ореховые, ягодные культуры, фрукты и овощи. В связи с этим у страны есть хорошие перспективы. Мы помимо собственного рынка можем выйти и на рынки Казахстана, России, где потребление еще больше. Китай очень заинтересован в нашей органической продукции. Но для того чтобы покорять эти рынки, всю индустрию нашего сельского хозяйства надо приводить в порядок. Я считаю, что это возможно. У нас в стране есть определенные зоны, особенно на Иссык-Куле и в Баткене, которые благоприятны для развития тепличного хозяйства. Много солнечной радиации, и можно использовать разные технологии. В той же Испании есть местность, на территории которой находится 26 тыс. гектаров теплиц. И эта зона, как два Бишкека, обеспечивает практически весь юг страны. Тепличное дело, как локомотив, может вытянуть наше сельское хозяйство.

По данным Нацстаткома КР, Чуйская область занимает первое место по выращиванию зерновых культур и овощей, и валовой выпуск составляет 7 982,9 и 10 738,3 млн сомов соответственно. Второе место по выращиванию зерновых культур и овощей занимает Джалал-Абадская область, а третье место – Ошская. По выведению картофеля Иссык-Кульская область имеет лидирующее место, и валовой выпуск достигает до 3 656,2 млн сомов, а второе место Таласская область, третье – Чуйская.

— Что необходимо делать?

— На мой взгляд, проблема контрабанды и отсутствие должного фитосанитарного контроля мешают развитию наших сельхозпроизводителей. Путем контрабанды завозятся овощи и фрукты. Они не контролируются. Их происхождение и качество неизвестно. Наглядно, только по внешнему виду и запаху этих продуктов, в отличие от мяса и молока, мы не можем определить норму по пестицидам и нитратам. И таким образом мы ставим в очень рискованное положение наше здоровье, продовольственную безопасность. Мне обидно, когда есть контрабанда и люди мирятся с этим. Я искренне не понимаю, почему мы с этим соглашаемся. Со стороны государства на поддержку сельхозпроизводителя выделяются огромные деньги. Здесь мы поливаем, а здесь убиваем. Здесь даем удобрения, а тут запускаем вредителей. Это разве нормально? Пусть ввозят, но официально, оплачивая пошлины. И это в свою очередь отразится на цене, на качестве и здоровье населения. Мы ведь не просим ввести эмбарго. Мы за здоровую конкуренцию. И пусть она будет честной. Это только подстегнет нас, и мы будем работать эффективнее.

Отсутствие современных лабораторий также создает проблемы. Мы не можем нормально сертифицировать свои продукты, и в итоге наши продукты не принимают за рубежом. Это печально. Фермеры выращивают свою продукцию, берут кредиты, везут на реализацию, но их товар не пропускают, в пути он портится. И все они попадают на большие деньги. Это вызывает жалкое отношение к фермерам. При наличии сертифицированной достойной лаборатории мы могли бы доказывать, что наша продукция безопасна. То, что нашу сельхозпродукцию не пропускают в Казахстан или Россию, можно расценить и как рычаг давления, который очень хорошо действует.

Оснащенная лаборатория позволит нам делать глубокие исследования. Сейчас мы получаем всего 9 показателей, из которых вычленяем только 3 макроэлемента. Этого недостаточно. Чтобы вести сельское хозяйство, нам нужно понимать, что именно находится в почве, что надо знать порядка 20 микроэлементов. К сожалению, технически у нас такой возможности нет. Мы отстали примерно на 70 лет от глобального рынка.

Бюрократические препоны также создают небольшие проблемы. Например, на установку трансформатора мы получали разрешение около трех месяцев, а саму электролинию в 150 метров и установку оборудования мы завершили за 2 дня. Три месяца и два дня. За три месяца, что мы обивали пороги и добивались разрешения, мы потратили порядка $5 тыс. на бензин, пока работали с генераторами. Это такая инертная система.

Есть даже шутка о том, что деньги легко потерять тремя способами: это азартные игры, алкоголь и сельское хозяйство. В сельском хозяйстве немало факторов риска: погодные условия, качество почвы. Это рискованный бизнес, но при правильном подходе, при правильном подключении систем прогноза погоды и адекватном реагировании можно минимизировать риски. При умелом подходе мы можем работать и зарабатывать. Это факт. И даже выходить на новый уровень развития. Причем это касается не только единичного случая, а всей системы в целом.

— Есть планы?

— Да. Мы работаем над проектом и хотим предложить его правительству. Мы просим выделить 200 гектаров для создания теплицы. Средняя площадь одного фермерского хозяйства составляет от 2 до 5 гектаров. Это экономически нецелесообразно. Надо укрупняться и создавать кластеры с огороженной территорией, охраной, своим электричеством. Пригласить одну из передовых иностранных компаний с опытом работы. Наблюдая за их работой, обучаясь у них, мы превратимся в высокоэффективных производителей. Это как с растениями. Если в одном месте ты удобришь и создашь благоприятные условия, там все вырастет. Наше сельское хозяйство – как одно большое поле с плохой землей, сорняками. Сможем ли мы это огромное поле разом привести в порядок? Возможно, нет. У нас не хватит сил и средств. А если выделить небольшую часть и там создать благоприятные условия, возможно, мы будем больше иметь с этого участка, чем от всего поля.

— Заниматься тепличным делом выгодно?

— В принципе, да. Тепличный бизнес Кыргызстана – относительно молодая и перспективная отрасль в сельском хозяйстве. Фермеры освобождены от основных налогов. Все зависит от того, какую модель теплицы вы выберете. Можно построить основательную теплицу. Из расчета $100 за квадратный метр. Добротное помещение, где не будут ощущаться перепады температуры. Это долгосрочное инвестирование, которое оправдает себя в течение 3-4 лет. За год расходы составят порядка 40–50% от доходов. Практически половина остается как прибыль.

Есть и другая модель. Так называемые слабые теплицы. В них квадратный метр может обойтись порядка $40. Это дешевле, и они оправдаются раньше, где-то за 2 года. Но есть риск, что в холод они не смогут работать. В хороших теплицах надо делать досвечивание. И наша компания – одна из первых, применившая светодиодные технологии, и это дало уже прирост урожая на 5–10%. По технологии применения досветка может поднять урожайность до 200%.

— А качество тепличных культур от грунтовых не отличается?

— Я считаю, что тепличные овощи более качественные, чем на полях. В теплицах каждому растению дается сбалансированное питание, капельное орошение. Все овощи – словно на подбор: ровные, хорошие. В теплице мы можем следить за вредителями. На открытом пространстве в поле невозможно уследить и оградить от паразитов. На рынке, покупая грунтовые овощи, вы замечаете, что они отличаются по размеру, цвету. Это значит, что растению не хватало каких-либо микроэлементов. Я, конечно, не могу отвечать за любой товар, но за продукцию, выращенную в теплицах нашего хозяйства, несу полную ответственность.

Не все сельхозпроизводители заморачиваются качеством продукта на поле – им важнее количество. Используют в основном три удобрения: аммофос, селитру и калийные удобрения. Им не важно, какое содержание азота, фосфора есть в почве. По старинке применяют методы по использованию определенного количества мешков на гектар и достаточно. В итоге – засоление почвы, и расти там ничего не будет. Это как человеку сидеть на хлебе и воде. Минеральные удобрения надо давать, но не в погоне за урожаем, а по необходимости. Мы не сможем обеспечить добросовестность каждого фермера без определенных мер фитосанитарного контроля. Надо ужесточать его. Все овощи, фрукты, ягоду строго проверять. Это дисциплинирует производителей. То есть они задумаются: если также продолжать пичкать удобрениями, использовать химию, то могут потерять покупателя. Ведь сейчас народ более требователен к потребляемым продуктам. По мере развития качества жизни вопросы органических продуктов будут актуальны.

— В чем ваша личная миссия?

— Мне бы хотелось поменять культуру глобального потребления на глобальное созидание. Это будет спасением человечества от социальной катастрофы. Никакой астероид и катаклизмы нас не убьют. Мы сами себя уничтожим раньше, если не перестанем потребительски относиться к природе. Мы становимся паразитами. В конечном счете, человечество начинает деградировать. Раньше человек сосуществовал с природой. Наши предки ответственно относились к земле. Их философия – это так называемый код памяти, который мы можем передать миру. Гармоничное отношение и сосуществование.

Мы не задумываемся, что едим. Идет безответственное питание. Много колы, фастфуда. Раньше отношение к еде было другим, мы не ели на ходу. Поглощение пищи было своего рода ритуалом. Семья собиралась за столом, произносила определенные слова. Мы благодарили за еду. И вместе с ней получали позитивную энергию. Питание – это основа здоровья.

Вселенная обильна. Это мы, люди, ограниченны. Мы думаем, что ресурсов мало, и включается жадность. Есть такая закономерность в психологии – если поставить тарелку с минимальным количеством еды, то каждый сидящий за столом попытается взять ее, даже если и не голоден. А если на тарелке будет еды достаточно, в изобилии – никто не будет есть. И так же мы, люди, считая, что чего-то мало, включаем дефицитное мышление. Начинаем потреблять. И таким образом наносим ущерб природе. Когда мы начнем думать, что сможем получать столько, что хватит всем, это будет правильный подход. Семечка помидора очень мала, но она дает урожай 80 помидорам. Это закон изобилия. Фраза Ивана Мичурина о том, что «мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача» сегодня неактуальна. Мы должны быть не потребителями, а созидателями. Когда мы будем эксплуататорски относиться к земле, она может обидеться и не дать урожай. Поэтому каждый раз перед тем как получать, мы должны отдавать. Это заключается в поливе, удобрениях, бережном отношении, защите от вредителей и болезней. Закон благосостояния несет в себе смысл: если мы хотим быть богатыми, то должны уметь отдавать.

Источник: knews.kg

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Не пропустите

2b7f57bb700a5415ac8240985015f2b8

Цена партнерства: Европа наживается на отказе Украины торговать с Россией

Отказ от торговли с Россией продолжает влетать Украине в копеечку, однако с каждым месяцем цена ...