Главная » Происшествия » «САМА УБИВАЛА — ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!»

«САМА УБИВАЛА — ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!»

Спору нет, убийство человека — самое страшное из возможных преступлений и самый непростительный из всех грехов. А тут даже не просто убийство, а циничное глумление над трупом…

Оправданий этому деянию нет. И прощения, наверное, нет. 26-летнюю Умсунай можно лишь понять. И посочувствовать:

в один миг женщина осталась один на один с тем ужасом, который будет преследовать её до конца жизни. Сначала её предал любимый муж. Потом — любимая сестра, помогавшая, между прочим, избавляться от тела убитой Умсунай свекрови.

Ранним утром 51-летняя Жумагуль выходит из своей комнаты… Не комнаты, а кухни. Больше поселить приехавшую в гости маму Бакыту (имя изменено) негде. Живёт он с женой и двумя детьми в однокомнатной квартире. Хоть дети и маленькие совсем (три года дочке, сын ещё грудничок), всё равно вчетвером в «однушке» не развернуться.

А тут ещё и мама регулярно в гости наведывается. Живёт у сына и снохи по нескольку дней, иногда неделями. И эти дни и недели для жены Бакыта Умсунай превращаются в настоящую моральную пытку.

Умсунай красива. Они с сёстрами вообще все как на подбор красавицы. Белокожие, фигуристые, буквально пышущие здоровьем, не боящиеся никакой домашней работы. У Умсунай высшее образование — по специальности она учитель природоведения и географии. Только работать по профессии не довелось. После университета вышла замуж, родила двоих детей и решила самореализовываться в качестве хорошей жены и матери.

С мужем Умсунай повезло. Занимается мелким предпринимательством, денег на жизнь хватает, да и человек он хороший. Добрый, вежливый, тихий, неконфликтный. Любит жену, души не чает в дочке и сыне.

Умсунай мужа ценит. Изо всех сил старается о нём заботиться. Обстирывает-обглаживает, создаёт уют в маленькой квартирке, не отпускает его на работу, предварительно не накормив и не положив обед с собой.

Семья, словом, практически образцово-показательная. Для ссор и взаимных обид у Бакыта с Умсунай нет никаких поводов, живут дружно. Мать Бакыта, Жумагуль, к счастью, живёт отдельно. Почему к счастью? Потому что со дня свадьбы, рассказывает Умсунай, свекровь её невзлюбила.

Чем, интересно, так не угодила невестка матери своего мужа? На первый взгляд, всё с Умсунай в полном порядке. Да и на второй взгляд тоже. Можно понять недовольство свекрови ленивой снохой, которая целыми днями на диване валяется, пока в доме не прибрано и еда не приготовлена. Хотя… Сын этой недовольной женщины давно взрослый мужчина, у него своя семья, в которую маме, пожалуй, лезть не стоит и не следует.

А какие конкретно претензии к келинке у Жумагуль? Да, собственно, никаких. Просто почему-то с самого начала считала Умсунай недостойной своего сына и надеялась подыскать Бакыту лучшую партию.

Умсунай под стать мужу — спокойная, отходчивая, покладистая. При муже со свекровью не спорила. Да Жумагуль при сыне и не изводила невестку. Не случайно же Бакыт теперь за голову схватился: «Не может быть! Я ничего не знал!».

Бакыт с утра уходит на работу. Умсунай провожает мужа и, закрывая за ним дверь, внутренне сжимается: сейчас начнётся. И начинается…

Только сын за порог — Жумагуль покидает свою кухню. Входит в единственную комнату, где сноха и внуки, и набрасывается на невестку с упрёками. И готовит-то Умсунай невкусно (Бакыт с тех пор, как женился, похудел, осунулся и выглядит бледным и уставшим). И стирает плохо — одежда что мужа, что детей, дескать, смотрится так, будто её век не стирали. И Бакыт жену, дескать, «в задницу целует» вместо того чтобы держать её в ежовых рукавицах.

И ещё много чего обидного слышит в свой адрес Умсунай. Старается не перечить, хотя каждое слово хлещет больнее камчи. Бакыт-то нисколько не похудел, наоборот, со дня свадьбы поправился на пару килограммов, но апашка этого не замечает. А в том, что муж бледный, она, Умсунай, нисколько не виновата: работает он много. И стирает она качественно, по всем правилам, чтобы и муж, и дети всегда опрятными были. И домочадцы ею полностью довольны, и соседи довольны, и друзья семьи видят, как она старается.

Только свекрови вечно всё не так…

Выскажет она Умсунай всё, что о ней думает, и скроется у себя на кухне. Досыпать ляжет. А невестке уже не до сна. Ей вообще, признаётся Умсунай, ни до чего. Всё из рук валится, мысли никак «в кучу» не соберутся. Весь день до вечера перемалывает в голове свекровкины обидные слова, представляет, как отвечает ей — без страха, громко и чётко. Не нравится, мол, вам у нас, апа — так езжайте домой, здесь вас никто не держит.

Но это — только в мечтах. Ничего такого Умсунай никогда бы матери мужа не сказала. Догадывалась, чем ей это может грозить. Свекровь и так постоянно твердит о своём намерении рано или поздно развести их с Бакытом. А о том, чтобы остаться без любимого мужа, да ещё и с двумя малышами на руках, Умсунай даже подумать боится.

Голову так и не нашли…

Утром 27 августа сотрудник предприятия «Тазалык» чуть сознание не потерял, заглянув в мусорный контейнер около Ошского государственного социального университета и обнаружив там в сумке обезглавленное женское тело.

Тело было завёрнуто в окровавленные тряпки-тошоки и, кроме отсутствия головы, имело ещё следы надрезов на ногах. Кто-то явно пытался лишить его ещё и ног — короче, расчленить по полной программе. Но ноги почему-то уцелели.

На вид убитой было приблизительно пятьдесят лет. А на то, чтобы установить её личность, сотрудникам милиции потребовалось около трёх дней. Никто Жумагуль (а это была именно она) особо не разыскивал. Сын Бакыт был уверен, что мама уехала домой. Сноха Умсунай знала, что никуда свекровь не уехала…

— С момента обнаружения тела, — рассказывают ошские милиционеры, — было ясно, что к убийству причастна женщина. Почему? Ну хотя бы потому, что у преступника явно не хватило физической силы, чтобы отрезать ноги. Да и вообще — последнее время, если вы заметили, преступления такого рода обычно совершаются женщинами. Как правило — близкими родственницами убитых.

— А каким образом именно на Умсунай вышли? — спрашиваю раскрывших это убийство сотрудников милиции.

— Об этом, — отвечают уклончиво, — история умалчивает. И, поколебавшись, добавляют: — Видеокамеры же везде. Сейчас трудно остаться незамеченными.

Первый вопрос, который оперативники задали Умсунай и её старшей сестре Гульнаре, задержанным по подозрению в убийстве (и тут же во всём признавшимся), — куда делась голова Жумагуль? Голову, рассказали женщины, они упаковали в отдельный пакет и выбросили в другой мусорный контейнер. Около школы имени Карла Маркса.

Милиция перерыла все мусорные баки по соседству со школой, но головы так и не нашла.

А что если школьники в начале сентября наткнутся на пакет со страшным содержимым?!

Кыргызстанцы, кстати, до сих пор не могут забыть историю Айдай Субановой (тоже, между прочим, уроженки Оша — совпадение?), расчленившей мужа и разбросавшей части его тела по всему Бишкеку. Её несчастного супруга тоже пришлось хоронить без головы, которая так и не отыскалась.

"САМА УБИВАЛА - ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!"

Тело  нашли.  Голову  —  пока  нет.

"САМА УБИВАЛА - ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!"

"САМА УБИВАЛА - ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!"

"САМА УБИВАЛА - ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!"

По  одежде  и  одеялам  милиция  старалась  
установить  личность  убитой.

А что же муж?

Этот вопрос тоже задаю раскрывшим убийство Жумагуль милиционерам. Про Бакыта, мужа Умсунай, ни в одной сводке, ни в одном сообщении не говорится ни слова.

— Он вообще ни при чём, — отвечают. — Во всех смыслах ни при чём. Честно говоря (может, это и не для печати), мы отчасти виним его в этой трагедии.

Сотрудник ошской милиции неожиданно рассказывает историю из собственной жизни. Когда-то он тоже решил жениться — на девушке, которая категорически не нравилась ни его матери, ни вообще никому из родственников.

Почему не нравилась? Главным образом потому, что «не из нашего круга». Не местная, к тому же русскоязычная.

— Все меня отговаривали, — рассказывает милиционер. — Говорили — зачем тебе это надо? Говорили, что жить мы с ней всё равно не сможем и не будем. И я сам понимал, что очень трудно придётся. Что мама приложит все усилия, чтобы нас развести…

— И что в итоге? Так и не женились?

— Женился. И в первый день твёрдо сказал маме, что это моя жизнь, я буду строить её как хочу и с кем хочу. Попросил не вмешиваться и все свои мысли по поводу моей жены держать при себе. Долго уже живём. Меня в жене всё устраивает. А маму если что-то и не устраивает — она молчит.

Бакыта общавшиеся с ним оперативники характеризуют так: хороший парнишка…

Который мог бы, но не сумел или не захотел если и не примирить своих дорогих женщин, то хотя бы развести их в разные стороны. Сделать так, чтобы сноха со свекровью не виделись и не общались.

Сотрудникам милиции он подтвердил: догадывался, мол, что между мамой и женой существуют некоторые противоречия. Что как-то они вроде бы друг друга недопонимают. Но значения этому не придавал. Надеялся, что ситуация разрешится сама по себе. Вот и разрешилась.

Дети Бакыта и Умсунай сейчас не с отцом. Их отдали на воспитание сестре Умсунай. Другой сестре, не той, что помогала отчаявшейся женщине избавляться от трупа. Та, что помогала, 37-летняя Гульнара, сейчас всячески топит младшую сестру. Это она, мол, убила, она придумала расчленить, она во всём виновата. Я, дескать, вообще ни при чём и не хочу ни за что отвечать.

«Сохраняла  семью»…

— Я просто хотела сохранить семью, — оправдывается на допросе Умсунай.

В конечном счёте же потеряла всё и всех. И свободу, и мужа, и сестру, и детей. Которые наверняка вырастут в ненависти к матери, жестоко убившей их бабушку. Да и отвыкнут от Умсунай дети, она ведь много лет проведёт в тюрьме.

«Хотела сохранить» — это, пожалуй, слишком сильно сказано. «Хотение» подразумевает какой-никакой мыслительный процесс. А Умсунай действовала, судя по её же показаниям, рефлекторно. Ни о чём не задумывалась. Просто, доведённая, что называется, до ручки, однажды встала — и сделала.

— Бакыт ушёл на работу, — рассказывает она. Спокойно рассказывает, без лишних эмоций. Что может привести к  явно ошибочному выводу, что эта молодая женщина — расчётливая и хладнокровная убийца, лишённая сопереживания, сострадания и не способная на раскаяние. Нет. Скорее всего, все эти чувства в ней давно перегорели. Осталось лишь лёгкое облегчение: ведь самое страшное для неё уже позади.

— Это было утром 26 августа. Он ушёл, а апа открыла дверь кухни и стала меня оскорблять. Опять! Сказала, что её сыну не нужна такая неряха и неумеха. Что он три года со мной не живёт, а только мучается. Что я не могу по-человечески ни встать, ни сесть, ни встретить, ни проводить, ни чай подать. Что своим детям я тоже никакого воспитания дать не смогу…

Потом она закрыла дверь и замолчала. Затихла. Я поняла, что она, как всегда, заснула. Я тоже легла — рано ещё. Но заснуть не могла. Ворочалась, тяжело так было на душе… Потом встала, оделась и вышла на улицу.

С улицы Умсунай вернулась с камнем. На цыпочках прошла на кухню и, не особо размышляя, что и зачем делает, несколько раз ударила им по голове спящую свекровь.

Та не умерла сразу, успела проснуться, вскочить — и тогда Умсунай принялась её душить. Душила до тех пор, пока свекровь не перестала подавать признаки жизни. Накрыла бездыханное тело тошоком и потихоньку, чтобы не напугать детей, зашла в комнату. Собрала дочку и сына, повезла — куда? Тоже не размышляла. Надо было убрать детей подальше от этого кошмара, вот и повезла. Привезла к старшей сестре Гульнаре.

Гульнара в те дни была в ссоре с мужем. Супруг несколько дней дома не появлялся, женщина жила одна. И в то утро тоже ещё спала, когда в дверь громко и настойчиво зазвонили.

— Злая, я выбежала на улицу, — рассказывает Гульнара. — Оказалось, пришла сестра с детьми. Так и так, говорит, я свекровь убила. Я, конечно, не поверила. Решила сама поехать посмотреть. А у неё дома точно всё в крови, уж не знаю, как она её убивала. Свекровь сестры лежала накрытая одеялом. Надо было что-то с ней делать…

Гульнара по образованию и профессии — медицинская сестра. И хоть она сейчас всё отрицает, не исключено, что именно она надоумила Умсунай отрезать у трупа голову (чтобы труднее было тело опознать). И подсказала, как именно это можно сделать. А вот ноги отрезать сёстры не смогли. Не осилили…

Примерно в полдень 26 августа тело Жумагуль сёстры привезли домой к Гульнаре. Привезли на такси, замотав и упаковав в тряпки. Таксист ещё и помогал женщинам уложить груз в машину! (Выбросить обезглавленный труп в мусорный контейнер, кстати, Умсунай и Гульнаре тоже помогли сердобольные случайные прохожие. Знали бы, КОМУ и ЧЕМУ помогают и ЧТО выбрасывают!)

Примерно с 15.00 до 17.00 Умсунай резала бывшей свекрови голову и пыталась отпилить ноги, предварительно сбегав на базар и выбрав там самый острый нож.

Гульнара всё это время гуляла во дворе с детьми сестры, заботясь о том, чтобы малыши ничего не увидели и не услышали.

Голову, как уже было сказано, положили в отдельный мешок, а тело запихали в огромную клетчатую китайскую сумку, которую Умсунай специально для этого вместе с ножом приобрела на рынке.

Примерно до полдесятого вечера, пока не стемнело, труп пролежал на балконе. А следующим утром был найден среди мусора местным дворником.

"САМА УБИВАЛА - ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!"

Умсунай  рассказывает о  том,  что  сделала, спокойно,  даже  монотонно. Все  эмоции  —  в  прошлом.

"САМА УБИВАЛА - ПУСТЬ САМА И ОТВЕЧАЕТ!"

Гульнара  уверена,  что  сестра  сама  во  всём виновата,  и  только  сестра должна  быть  наказана.

Мать одна, а женщин много…

«На юге это довольно частое явление, — комментирует короткое сообщение о раскрытом в Оше преступлении один интернет-пользователь. — Иные немудрые матери ставят сына перед выбором — мать или жена. Типа мать бывает одна, а жён ещё можно найти».

Это  —  действительно частое  явление. И не только на юге. И  не  только  в кыргызских семьях. Явление это, увы, повсеместное. И очень трудноискоренимое.

Именно перед таким выбором — мать или жена — три года стоял Бакыт. И он свой выбор сделал. Подсознательно выбрал мать, не защитив супругу… И в результате лишился обеих.

Меня тоже свекровь однажды довела, — вспоминает 45-летняя (весьма спокойная, выдержанная) женщина. — Уже не помню, с чего всё началось, но она привязалась ко мне с упрёками и придирками. Ей я ничего ответить не смогла, просто сгребла в охапку сына и долго, успокаиваясь, гуляла с ним по городу. А до этого прямо на глазах у свекрови изо всех сил пнула ни в чём не повинную кошку. У кошки потом кровотечение было… И я сильно, конечно, ругала себя потом… Но свекровь в ужасе на время замолчала. Оставила меня в покое.

«Психопатка» — такой «диагноз» ставят Умсунай многочисленные комментаторы. Как же это, дескать, можно — камнем! Мать своего мужа! Бабушку своих детей! Из-за какой-то мелкой ссоры!

Для того и пишу подробности, чтобы люди поняли: причина не в «мелкой ссоре». И не в сомнительных психических отклонениях Умсунай. Хотя любой психиатр наверняка скажет, что убивала она в состоянии аффекта.

Другое дело, что потом, уже в трезвом уме, не вызвала «скорую», не сдалась добровольно в руки милиции, а вместе с сестрой глумилась над трупом.

Мне очень нравится одна русская девушка, — неожиданно откровенничает ещё один сотрудник ошской милиции. — Можно даже сказать — люблю её. И она мне взаимностью отвечает. Женился бы с радостью. Но — не могу. На сто процентов знаю, что моя мама её никогда не примет. Её родители нормально наши отношения воспринимают, а моя мама против.

А мама у меня… Вы её не знаете. Она ничего не пожалеет, чтобы камня на камне не оставить от нашего брака. И я, «мент», не смогу ничего с этим поделать. Так что жениться не могу, поищу ту, которая устроит мою мать… Если её вообще кто-нибудь устроит.

Может, и правильно, что не женится на любимой. По крайней мере, все останутся живы и здоровы.

Ольга  НОВГОРОДЦЕВА

Источник:

delo.kg

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Не пропустите

9ded1e817fdfb525966e952b648a55e6

Пассажирский самолет потерпел крушение в Канаде

Нештатная ситуация на борту случилась почти сразу же после вылета самолета из аэропорта Фонд-дю-Лак на ...